Филми точики Окибат | Kinoi tojiki Oqibat - Тоҷикфилм | Смотреть онлайн кино Оқибат

  • Категория: Кинои Точики
  • Просмотров: 1975
  • Добавил: Milan
  • Дата добавления: 21.03.2015, 00:46

Описание:

Филми точики Окибат | Kinoi tojiki Oqibat

 

Год выпуска: 2013
Страна: 
Таджикистан
Жанр: Драма

Качество:  360p
Перевод: 
Дублированный

Продолжительность: 01:01:30

Режиссер: Худойдод Орифи:D
В ролях: Давлатмох Иброхимова, Азам Андамбеков, Умеда Рахимова, Азизи Орифи, 
Дигароша Намедонам,:D

История таджикского кино

16 октября 1929 года на третьем Чрезвычайном съезде Советов Таджикиста­на, где была принята Декларация о Таджикской ССР как союзной рес­пуб­лике, произошло ещё одно знаменательное событие. Им стала демонстрация киножурнала о прибытии первого по­ез­да в Душанбе и других значительных событиях из жизни нашего края. Этот сеанс возвестил о зарождении таджикского национального кинематографа.


Совет­ская власть сумела понять и точно оценить большие возможности новой музы – кино. И не случайно оно было объявлено одним из важных видов искусств. Та­кие ценные качества кино, как привлекательность и новизна, достигаемые техническими изобретениями, зрелищность, демократизм и доступность, возможность тиражировать, и в совокупности массовая влиятельность, были весьма привлекательны для идеологов новой власти. Поэтому возникновение и становление национальной кинематографии в Таджикистане, равно как и в других республиках СССР, было обусловлено, прежде всего, идеологическими соображениями центральной власти, которая охотно поддерживала повсеместное освоение кинотехнологии, кинопроката и кинопроизводства. При этом отдавалось должное внимание учету национальных особенностей на местах. Это, в свою очередь, стало поводом для становления национального кинематографа.

В Таджикистане, наряду с кинематографистами-энтузиастами, основателями кинодела в республике В. Кузиным, А. Шевичем, Н.Гезулиным, и затем российскими профессионалами В.Микшисом, Б.Синеоковым (операторы), В.Хабуром, Л.Печориной, Д.Васильевым, И.Вернером (режиссеры), Н.Рожковым (сценарист), М.Штраухом, А.Чергониным, О.Жаковым (актеры) и многими другими, стали работать национальные кадры - К.Ярматов (сценарист, режиссер, актер), Г.Бахор (режиссер), Ф.Ишанов (опе­ра­тор), С.Туйбаева, Р.Курбанов, Ш.Джураева, Р.Пирмухаммадов, Д.Саидов (актеры). Впоследствии к ним примкнули И.Барамыков, Ш.Султанов (операторы), К.Олими (режиссер), А.Бурханов, А.Исматов (актеры) и многие другие.

Первые фильмы появились в жанре хроники и документального кино. Кино­журналы о важнейших событиях молодой республики, начиная с сюжета при­бы­тия первого поезда в Душанбе, завоевали прочный успех у зрителя и стали вы­пускаться регулярно. Центральное правительство и руководство Таджикской ССР уделяли особое внимание развитию кинематографии. Строи­тель­ство кинофабрики намечалось в пятилетнем плане 30-х гг. Центр и респуб­лика выделяли средства для приобретения кинооборудования. 18 мая 1930 г. правительство республики приняло постановление об организации в Душанбе треста «Таджиккино», который должен был управлять всеми делами кинофикации, кинопроката и производства кинохроники, подготовкой кадров в области кино. В сентябре 1931 года стала действовать творческая организация киноработников Таджикистана – АРРК. Таким образом, был проявлен государственный интерес к развитию кинематографии в республике.

Кинохроника представляла собой летопись социалистических преобразований в республике: образование колхозов, достижения в аграрной политике, строительство первых гидроэлектростанций и дорог, связующих Душанбе с периферией, работа съездов Советов, ликвидация безграмотности, открытие новых школ, антирелигиозная пропаганда и иная хроника социальной, политической, экономической и культурной жизни республики.

Лучшие сюжеты, отвечающие духу строительства социализма, отбирались для включения в Центральную кинохронику, которая демонстрировалась по всему Советскому Союзу. Главная цель хроникальных фильмов - это демонстрация и пропаганда советского строя, народного хозяйства и образа жизни в целом в сравнении с капитализмом и феодализмом.

В ходе работы над хроникой повышался профессионализм кинематографистов, лучше становились работы кинооператоров, приобретал логичность монтаж кадров, уделялось внимание сценарной основе сюжетов, титрование (а кино в этот период было немым и важную роль в нем играли титры) стало ёмким и лаконичным. Изысканнее стало отношение к изобразительному ряду, лучше стали обрабатываться киноматериалы в лаборатории, улучшилась материально-техническая база киностудии. Кинохроника постепенно стала тематической.

Все это в совокупности позволило приступить к созданию документальных фильмов. В 30-х гг. таджикская киностудия выпустила ряд документальных фильмов, в основу которых легли традиционные темы кинохроники: “На пути коллективизации”, “В Таджикистан пришли первые трактора”, “Вахшстрой”, “От хлопка до ткани”, “От омача к плугу”, “На стройке”, “Краснопалочники”, “На рубеже” и многие другие.

Отмеченные документальные фильмы, в целом, особо не отличались от тематической хроники. Они были простыми по мысли, обыкновенно пафос­ными, лозунговыми агитками, примитивными и прямолинейными в раскрытии темы, в изучении характера событий и людей. Эти фильмы преимущественно отражали политически и социально значимые события. Как правило, детали и нюансы отображаемого материала авторов фильмов не интересовали, т.е. фильмы носили плакатный характер.

Начало 30-х годов ознаменовано зарождением игрового кино. “Почетное право” (режиссер К.Ярматов, 1932), “Когда умирают эмиры» (Л.Печорина, 1932), “Эмигрант» (К.Ярматов, 1934), «Живой бог» (М.Вернер, 1935) – первые немые полнометражные игровые фильмы, которые созданы на таджикской киностудии. Эти ленты также владели всеми теми достоинствами и недостат­ками, которые были характерны для хроникальных и документальных фильмов данного периода – агитационность, политический пафос, прямолинейность, схематизм, полярная оценка и трактовка образов героев и событий, антире­лигиозная направленность и т.д.

Из отмеченных фильмов только в картине “Эмигрант” проявились некото­рые особенности, которые впоследствии нашли свое продолжение в таджикском кино. В фильме сделана попытка рассмотреть судьбу конкретного человека, дехканина-середняка, который ищет себя, свое место в новой истори­ческой реальности – установлении советской власти в Таджикистане. Под влиянием слухов и предрассудков Комил (К.Ярматов) покидает родные места, но, испытав унижения и неудачу на чужбине, тоскуя по Родине, он приходит к пониманию того, что нужно вернуться домой и принять участие в созидании новой соци­альной жизни. При всей своей примитивности, прямолинейности, схема­тизме в создании характеров, “Эмигрант” сумел воссоздать некоторые черты реальной жизни таджиков рассматриваемого периода. ”Эмигрант” подвел кинематог­рафистов Таджикистана к осмыслению огромного потенциала игрового кино. Фильм своим равно удачным и неудач­ным опытом продемон­стрировал, что киноискусство может быть национальным не только по форме, но и по содержанию в трактовке образов, их психологии, фактуре жизни, её ритме и методу преподнесения материала. “Эмигрант” проложил путь к разработке темы, которая станет одной из главных в 60-80 гг., выявил огромные неосво­енные до сих пор кинематографом художественные возможности этого важ­нейшего из искусств.

Становление художественного таджикского кино логичнее рассматривать с того периода, когда в него пришли носители национальной культуры – К.Яр­ма­тов (актер, режиссер, сценарист), С.Туйбаева (первая таджикская киноактриса), Г.Бахор (режиссер, сценарист, музыкант), Р.Курбанов, Р.Пирмухаммадов, Д.Саидов и многие другие киноактеры, представители других профессий, совмещавшие свою основную работу с киноискусством. С их приходом в кино с большей полнотой, правдивостью и актуальностью отразились образ жизни таджиков, колорит их характеров, традиции, обычаи и речь. Разумеется, здесь нисколько не умаляется неоценимый вклад кинематографистов России и представителей других тогда братских советских республик в становление таджикского кино как явления культуры таджикского народа. Без этого исторически значимого факта вовсе трудно предугадать, как бы сложилась судьба таджикского кино. Тем не менее, само становление кино как феномена национальной художественной культуры невозможно представить без носителей этой культуры.

В 1935 году была освоена технология звукового кино. Пер­вы­ми использовали звук в кино кинохроникеры и кинодокументалис­ты. Экран таджикских фильмов заговорил на родном языке зрителя. Особен­но органично он прозвучал в фильмах кинодокументалиста Г.Бахора, разносто­рон­не образованного и одаренного человека. Звук обогатил киноэкран, сделал его ярче, содержатель­нее, привлекательнее, расширил возможности использо­ва­ния литературы, речи, музыки, палитры шумов.

Производству полнометражных игровых фильмов на таджикской студии этого периода способствовали наработанный опыт в кинохронике и кинодокументалистике, изучение опыта звукового кино других республик, продукция которых демонстрировалась регулярно в Таджикистане, а также приезд известных кинематографистов России Л.Кулешова, О.Брик, В.С.Вишневского, Н.Досталя, А. и Д.Тарасовых и многих других. Ими стали фильмы “Сад» (Н.Досталь, 1938) и “Друзья встречаются вновь» (К.Ярматов, 1939). Однако появление звука на практике еще более обнаружило незрелость молодого таджикского киноискусства – вымышленность, нереальность драма­тур­гических ходов (чем объясняется прямолинейность и скованность игры актеров), тенденциозность идей, растянутость сцен, аритмичность сюжетной линии, темпоритма картин, жанровая и стилистическая неопределенность, игнорирование национальных особенностей и многое другое.

В целом этот период историком кино А.Ахроровым рассматривается как сугубо кризисный, характерный для времен культа личности. Руководство республики и администрация студии чрезмерно перестраховывались, относились с недоверием к творческим работникам, создавалась атмосфера давления, грубого администрирования и клеветы. Жертвой именно таких обстоятельств стал перспективный режиссер Г.Бахор. Была приостановлена работа над почти завершенным фильмом известного российского кинорежиссера Л.Кулешова «Дохунда», не давали хода сценариям таджикских писателей М.Рахими, Х.Обиди, М.Турсун-заде, А.Дехоти, Х.Карима, Р.Навбари. Не завершив две свои игровые картины, ушел из таджикской киностудии К.Ярматов. Творческих людей стали делить на «преданных идее», «политически сомнительных», «врагов народа». Эта ситуация нанесла значительный урон развитию национального киноискусства. Начиная с 1940 года на Душанбинской киностудии было прекращено производство игровых фильмов, и эта ситуация продлилась до 1955 года (за исключением фильмов «Сын Таджикистана» (1942) и «Таджикский киноконцерт» (1943), которые были созданы совместно со студией «Союздетфильм», эвакуированной в годы Великой Отечественной войны в Сталинабад).

В этом «бескартинном» периоде снимались документальные ленты, осуществлялось дублирование фильмов других республик на таджикский язык. Именно в этот период сформировался профессиональный дубляжный цех киностудии во главе с К.Олими, который, привлекая к дубляжу таджикских писателей и актеров местных театров, подготовил «почву» для восстановления съёмок национальных игровых фильмов.

Из документальных фильмов кризисного периода можно отметить: «Таджикистан» (Б.Кимягаров, Л.Степанова, бронзовая медаль и Почетная грамота на УП Венецианском Международном кинофестивале, 1946), «В горах Памира», "Садриддин Айни", «Советский Таджикистан» (Б.Кимягаров, 1947, 1949, 1951), «Долина реки Вахш» (И.Барамыков, 1947), «Хаитское землетря­сение», «Ледник Федченко» (В.Кузин, 1949), «Авиценна» (Л.Брагин­ский, 1952). В фильмах данного периода преобладал очерковый жанр. Причем герои фильмов, как правило, рассматривались не как индивидуумы, а как одни из представителей целого общества, народа, который, одержав победу над фашизмом, включился в самоотверженный созидательный труд на благо процветания великой Родины.

Во второй половине 50-х годов таджикские кинематографисты возобновляют производство игровых фильмов. Изрядно поработав в документальном кино в годы кризиса, набрав достаточный опыт у своих российских коллег, Б.Кимягаров приступает к созданию своего первого игрового фильма «Дохунда» (автор сценария В.Шкловский по одноименному произведению С.Айни, 1956). Картина явилась продолжением традиции историко-революционного фильма, начатого в немом фильме К.Ярматова «Эмигрант». Фильм ярко и живо воссоздает картины быта таджиков времен эмирской Бухары. Режиссер умело использует таджикский фольклор. Однако идейная и психологическая эволюция Ёдгора (Т.Сабиров) происходит на экране схематично, заданно.

Начиная со второй половины 50-х годов, на таджикской киностудии ежегодно производится по 3-4 игровых фильма разной тематики и жанров. «Мой друг Наврузов» (Ш.Киямов, Н.Литус, 1957) – остросоциальная драма, прославляющая современные взгляды, нормы управления хозяйством, прогрессивного героя с высокими нравственными принципами, обостренным чувством ответственности перед обществом. На такую же позицию претендовали фильмы «Высокая должность» (Б.Ким­я­га­ров, 1958), «Огонек в горах» (Б.Долинов, 1958). Были сняты первые музыкальные фильмы: «Я встретил девушку» (Р.Перельштейн, 1957) и «Сыну пора жениться» (Т.Сабиров, 1959). Историко-революционная тема была представлена в двухсерийном фильме «Человек меняет кожу» (Р.Перельштейн, 1959). Зрители увидели детектив «Операция «Кобра» (Д.Васильев, 1960), фильм-балет «Лейли и Менджун» (Т.Березанцева, Г.Валамат-заде, 1960), комедию «Насреддин в Ходженте» (сценарист и режиссер А.Бек-Назаров, 1959). На тему древней истории сняты фильмы “Судьба поэта” (Б.Кимягаров, Гран-при Международного кинофестиваля в Каире, 1959), “Знамя кузнеца” (Б.Кимягаров, по мотивам “Шахнаме” Фирдоуси, 1961). Некоторые из вышеназванных фильмов определили дальнейшее направление таджикского кино в поисках жанра, темы, художест­вен­ных средств выражения и т.д.

Особо значимыми оказались творческие поиски Б.Кимягарова в фильмах “Судь­ба поэта”, ”Знамя кузнеца”, а впоследствии в фильмах “Сказание о Руста­ме” (2 серии, 1971), “Рустам и Сухроб” (1971, оба фильма удостоены Государ­ственной премии им. А.Рудаки в 1972 году) и “Сказание о Сиявуше” (1976).

Разумеется, можно поспорить о неравнозначности вышеназванных фильмов по многим аспектам. Но в совокупности они одними из первых с таджикского экрана ярко и осознанно повели разговор о подлинных духовных истоках возрождающегося народа. Б.Кимягаров является одним из тех, кто возбудил в таджиках национальное самосознание. Воссоздав в исторической памяти народа образ великого Рудаки, духовную мощь поэзии и мудрости Фирдоуси, и этим в целом возрождая истинные нравственные основы таджиков – наследников богатейшей духовной культуры, Б.Кимягаров одних, как своих единомышленников, других – как оппонентов подтолкнул, как ни странно, к массовому, даже всенародному переосмыслению и освоению духовных истоков прошлого. Этот итог деятельности Б.Кимягарова в истории таджикского кино дорог и неоценим.

В 60-е годы сняты такие фильмы, как «Зумрад» (А.Рахимов, А.Давидсон, 1962), «Дети Памира» (В.Мотыль, 1963, Госпремия им. А.Рудаки, 1964, диплом Международного кинофестиваля в Джакарте, 1964), «Хасан-арбакеш» (Б.Кимягаров, 1966), «Смерть ростовщика» (Т.Сабиров, по одноименной повести С.Айни, 1966), «Под пеплом огнь» (А.Рахимов, 1967), «Лето 1943 года» (М.Касымова, по повести П.Толиса, 1968), «Беглец» (Б.Долинов, 1969), «Белый рояль» (М.Махмудов, 1969), «Встреча у старой мечети» (С.Хамидов, 1969), «Джура Саркор» (М.Касымова, 1969). Фильмы “Зумрад” и “Под пеплом огнь” смело поставили социально важные темы, главная из которых - место женщины в обществе; с активной цивилизованной позиции в них критиковались устаревшие устои и отношения, невежество, фанатизм. Фильм “Дети Памира” стал яркой страницей в освоении новой эстетики кино, его богатого изобразительного потенциала. “Смерть ростовщика”, “Хасан-арбакеш”, “Лето 1943 года” стали значительными достижениями в области экранизации произведений отечественной литературы. “Белый рояль” и “Встреча у старой мечети” оказались рекордсменами советского кинопроката, собрав огромное количество зрителей и доказав, тем самым, многообразие возможностей таджикских кинематографистов.

Заметным явлением отечественной кинематографии 60-х годов стала кинолента “Смерть ростовщика” (Т.Сабиров, 1966). В фильме найден точный кинематографический эквивалент прозы С.Айни. Успех картины был обусловлен великолепной игрой актера З.Дусматова в главной роли (Кори Исмат), воссозданием органической исторически реальной среды (работа художника-постановщика Д.Ильябаева и оператора-постановщика А.Мансурова), точным по ритму монтажу, емкостью духа и идеи произведения, пластикой и колоритом всех компонентов изобразительного и звукового ряда.

Достигло заметных успехов в эти годы и таджикское документальное кино. Кинодокументалисты, приобретя творческую самостоятельность, в отличие от предыдущих этапов, отражали жизнь не протокольно, не с позиции партийных отчетных докладов, а образно, любуясь красотой природы, восхищаясь своими героями, отстаивая свои гражданские и художнические позиции. Каждый фильм и каждый автор-режиссер имел свою неповторимость, свой стиль. Такой рост кинодокументалистики связан с приходом в него молодых кинематографистов. Заметным явлением стали фильмы Е.Кузина “Тигровая балка” (1963), “Согдиана” (1966), “Горсть материнской земли” (1968); Д.Худоназарова “Колыбельная” (1966), “Афганские зарисовки” (1969); Е.Кимягаровой “Абдулло Рахимбаев” (1967), “Прелюды” (1968); З.Дахте “Малика” (1967); А.Мансурова «Семь красавиц» (1964); С.Хамидова «Солнце на веслах» (1966), “Покорители Вахша” (1967), “Абдурахман Джами” (1969) и многие другие.

70-е годы для таджикского кино характерны освоением своеобразия жанров и видов киноискусства. Это могло произойти благодаря укреплению и обогащению материально-технической базы киностудии, освоению новой современной кинотехнологии. Киностудия одной из первых во всем Союзе ССР освоила технологию многоканальной записи звука. Специалист киностудии Э.Мусаелян защитил в Москве кандидатскую диссертацию по данной технологии. “Таджикфильм” стал базовой киностудией в области записи звука для кинематографистов республик Центральной Азии. Создалась благоприятная обстановка для творческой работы. На киностудию для совместной работы приезжали кинематографисты из России, Туркмении, Киргизии, Узбекистана и других союзных республик.

В коллектив студии влилась молодежь, которая окончила ВГИК и горела максималистскими творческими идеями. В эти годы кинематографисты Таджикистана осваивали многосерийные эпические произведения. Это было обусловлено в какой-то степени и заказами Центрального телевидения СССР.

Б.Кимягаров создал свой знаменитый сериал по Шахнаме “Сказание о Рустаме”(1971), “Рустам и Сухроб”(1972), “Сказание о Сиявуше” (1977), а также завершил пятисерийную телевизионную картину по заказу ЦТ СССР “Человек меняет кожу” (1978). Последняя картина положила на “Таджикфильме” начало опыта повторной экранизации литературного произведения. В 1959 году роман Б.Ясенского под таким же названием в двух сериях экранизировал Р.Перельштейн. Экранизация Б.Кимягарова, в отличие от первой, оказалась более масштабной, эпической, с появлением одновременно многих сюжетных линий, в ней прослежены судьбы и взаимоотношения большого количества героев и в целом воссоздано дыхание эпохи 30-х годов. Несмотря на неровность драматургии, актерской игры, картина оставляет хорошее впечатление. И, главное, обе экранизации, не игнорируя друг друга, обогащают таджикское кино, у каждой из этих кинолент есть свое место и своя ценность в истории отечественной кинематографии.

В целом в 70-х годах наблюдается иное отношение к историко-революционной теме: с одной стороны, делается попытка без декларирования и ложной “агитки” исследовать средствами кино суть революционной эпохи, показать истинные социальные катаклизмы, преломление судеб, с другой - легкая жанровая трактовка темы, т. е. осознанно создаются кассовые фильмы. Такая установка, очевидно, была дана властями, поскольку кино для бюджета страны Советов, как показала практика, приносило большие доходы (второе место по доходам после алкогольной продукции). Вероятно, этим можно объяснить появление таких кинолент, как “Встреча у старой мечети”, “Тайна забытой переправы” (С.Хамидов, 1969, 1974), “Телохранитель” (А.Хамраев, 1970), “Измена”, “Разоблачение”, “Встреча в ущелье смерти» (Т.Сабиров, 1967, 1969, 1979), “Тайна предков” и «Осада» (М.Арипов, 1972, 1978) и многих других.

Идеологический акцент, новая, более изысканная форма “агиток” в виде прокатных фильмов остроумно были перенесены на телефильмы по заказу Центрального телевидения СССР. Так, был создан рекордный для “Таджикфильма” телесериал “Кто был ничем…”, “…Тот станет всем» (6 серий, Т.Сабиров, 1976). К ”заказным” можно отнести и фильмы “Ткачихи”, “Четверо из Чорсанга” (2 серии, М.Касымова, 1972, 1973), ”На крутизне» (И.Азизбаев, 1976), “Хозяин воды» (А.Студзинский, 1978) и другие. Однако из большого количества телефильмов, созданных за этот период, было немало откровенно слабых, художественно беспомощных.

Интересной оказалась кинолента “Кто поедет в Трускавец” (В.Ахадов, 1976), которая на достаточно высоком современном кинематографическом уровне раскрыла сложный духовный мир нашего современника.

Одной из весьма удачных работ таджикских кинематографистов в области телевизионных фильмов была картина Д.Худоназарова “Юности первое утро” (3 серии, 1979). Талантливый оператор, перешедший в режиссуру, Д.Худоназаров еще в первой документальной ленте “Колыбельная” (1966) заявил свою главную тему – восхищенность Бадахшаном, - поэтически воспев суровую красоту горного края и душевную щедрость, неиссякаемый талант его обитателей. “Юности первое утро” сообщает зрителю, что в этой работе, по сравнению с предыдущими фильмами, трогательное отношение Д.Худоназарова к родному краю, к его обычаям и традициям, его истории, его народу стало еще более утонченным и осознанным. Молодой режиссер, проявляя удивительную зрелость, профессионализм, сумел органично вписать в драматургическую ткань своего произведения прекрасные образцы фольклора, обычаев, образа жизни Бадахшана. Одной из крупных удач режиссера, проявление им гражданской смелости было то, что впервые в истории таджикского кино не традиционно плоско, “черно-бело”, был трактован образ врага советского строя Азизхана. Он предстает перед зрителем живым, сомневающимся, думающим, страждущим и влюбленным, словом, во всей палитре реального героя, яро препятствующего установлению советской власти на Памире.

В 70-е годы на новом уровне был освоен фильм-балет. Интерес к этому жанру проявила Е.Кимягарова. Однако фильмы “Адажио” (1971) и “Волшебный цветок” (1974) походили больше на репортаж из зала театра. В них не чувст­вовался поиск кинематографической трактовки и подачи хореографического произведения.

Уделялось особое внимание детской аудитории. Студия приступила к производству мультфильмов: “Песня гор” (В.Голиков, 1969), “Добрый Насим» (Н.Котовщикова, 1970), “Афанди, осел и воры» (Н.Леснер, 1971). В игровом кино был создан ряд фильмов для детей: “Вперед, гвардейцы» (В.Ахадов, 1971), “Требуется тигр» (Б.Арабов, 1974), “Отважный Ширак” (М.Махмудов, 1976), “Пусть прилетают чайки” (Б.Арабов, 1977), “Жили-были в первом классе” (М.Касымова, 1978).

В эти годы творческая инициатива была в руках молодого и среднего поколения кинематографистов. В числе их работ тонкая, пульсирующая правдой, реализмом, авторским отношением кинолента “Джура Саркор” (М.Касымова, 1970); фильмы “Третья дочь” и “Первая любовь Насреддина” (А.Тураев, 1971, 1978) были интересны драматургией, зрелым изобразительным рядом, актерскими работами, ощущением интереса к подлинным национальным духовным ценностям. В свежем ракурсе была предоставлена тема войны против фашизма в фильмах “Легенда тюрьмы Павиак” (С.Хамидов, 1971), “Краткие встречи на долгой войне” (А.Рахимов, 1975) и “Женщина издалека” (Т.Сабиров, 1977). Во всех этих кинолентах главными героями являются представители таджикского народа, наряду с другими принявшие участие в беспощадной войне, которая требовала мужества, духовной силы, высокой нравственности, чувства ответственности перед человечеством. Сюжетной основой для этих фильмов, как правило, становились судьбы реальных людей.

Далер Назаров.

Широко известный таджикский певец и композитор Далер Назаров давно и плодотворно сотрудничает с кинематографистами. Помимо того, что им сочи­нена музыка для таких отечественных фильмов, как «Кумир», «Лунный папа», «Статуя любви» и др., он успешно работает и с зарубежными кинематог­рафистами, особенно с теми, с которыми у нас, у таджиков, общие духовные традиции – с иранцами («Любовь и философия», «Поэт отходов») и с афганцами («Наслаждение игрой»). Наряду с этим в качестве актера Далер снялся в главных ролях фильмов «Кумир» («Таджикфильм») и «Любовь и философия» (Дом фильма Махмальбаф). Нередки случаи, когда Далер участвует в полном процессе создания собственных музыкальных клипов. Поэтому вовсе не случайно, а, наоборот, закономерно то, что Далер в дни проведения III МКФ «Дидори Душанбе» (12-16 октября 2008) представил свой фильм «Дыхание». Фильм вызвал много споров. Некоторые его восприняли безоговорочно, с восторгом. Другие – нет. Отдельные критики считали, что «Дыхание» не подходит под понятие «фильм», потому что в нем нет истории, сюжета. И, тем не менее, в «Дыхании» есть нечто, что появляется, развивается и уходит, оставляя в нашей памяти, в нашей душе некие следы, отпечаток, грусть, размышления.… Бытьможет, этанадпись: "To Pashaw hojoinedt ot he Ocean"?!

На просмотр «Дыхания» нужно прийти настроенным. «Дыхание» будто музыка. Только звучит она вовсе иначе, не так, как обычно. Зву­чит музыка Бытия в её первозданном, необработанном звучании. Быть может, поэтому не­которым зрителям кажется, что вот здесь не хватает звука, музыки. Так было бы удоб­нее для просмотра данного глухого материала. Но ведь замысел автора как раз и заклю­чается в том, что музыка бытия в действительности звучит порой именно так, без какого-либо звука. Но она слышится. Слышится в дуновении ветра, в плеске воды или в изящест­ве пластики шелка, развевающегося на ветру. Говоря иначе, музыка воспринимается не только ушами. Она ведь еще исполняется… зрительно, зыбкой фактурой бытия, его дыханием.

Есть простое восприятие красоты мира. Но есть и сложное, не одномерное и неоднозначное. Это свойство «мистиков», способных видеть то, что не дано обычным людям. Красота мира открывается для них иначе. И чувство восторга от уведенной ими красоты несравненно глубже...

В конце 2009 года было с боями завершено производство игрового кинофиль­ма «Истинный полдень». Эта работа – первый за весь период независимости полномет­раж­ный игровой фильм, снятый на 35-мм кинопленке, с соблюдением всех требований и стандартов, предъявляемых к продукции такого формата.

Режиссером фильма является Носир Саидов, автор сценария Сафар Хакдодов. Особенность этого проекта заключается в том, что он является дебютом режиссера и сценариста в полнометражном кино. Съемки фильма финансировал сначала отечест­вен­ный инвестор, но вскоре выяснилась, что он не в состоянии выплатить всю требуемую сумму. Носир и Сафар стали искать поддержки у международных фондов. Наконец им удалось найти нужное и завершить производство фильма. «Истинный полдень» уже имеет ряд престижных призов международных кинофестивалей.

Чем, кроме драматичной истории своего создания, подкупает фильм?

В нем рассказывается о том, как русский специалист-метеоролог вместе с жителями двух горных деревушек, которые веками разделяла только горная мелководная речушка, вдруг оказываются свидетелями установления погранич­ных столбов с протянутыми между ними колючими проводами. Жители двух деревушек в одночасье не по своей воле становятся гражданами разных государств. Вследствие этого ограждения и заложения вдоль него противо­пехотных мин у жителей обоих деревень возникает много проблем. Так, школа оказывается на одной стороне колючего ограждения, а ученики и учителя – на другой. Родильный дом на одной стороне, в него не могут попасть роженицы с другой. Самое главное, свадьба двух влюбленных вынуждает главных героев пойти на нарушение границы, в результате которого гибнет главный герой, который подрывается на мине. Картина символична. В ней речь не только о частном или региональном случае, который, разумеется, имеет место быть в нашей жизни. Эта картина еще и философское обобщение, отторгающее всякое покушение на свободу людей. Она – напоминание о том, к чему может привести ситуация, когда политические страсти и эгоизм властей возобладают над естественными жизненными интересами людей. И о том, что границы пролегают не только между странами, но и проходят сквозь судьбы людей…К самой кинокартине есть ряд замечаний, но в целом, если рассматривать ее в контексте кинопроцесса страны – это, безусловно, прорыв.

В 2010 г. создан на цифре короткометражный игровой фильм «То-то» (автор сценария и режиссер Искандар Усмонов). Все вроде бы в нем правильно. Есть трогательная история глухонемого мальчика, которого отчим возне­нави­дел, и мать вынуждена сдать в неблагоустроенный провинциальный интернат. И мальчишка играет свою роль убедительно. Монтаж и музыка – все как полагается. Но фильм страдает «заданностью», он решен прямолинейно. Спустя год И.Усмонов снял полнометражный игровой фильм «Телеграмма», в котором уже есть и полутона, и пульсация жизни.

Такова ситуация кино в современном Таджикистане. Однако беспокоит тенденция, что таджикское кино сегодня, увы, не имеет своего института исследования. И этот факт – тоже важный минус его нынешнего состояния.

И все же возникает вопрос: что дальше? Что с нами, с нашим кино­искус­ством будет в ближайшем будущем?

Ответ на эти вопросы может дать только, как говорится, Время. Время и люди. Люди, искренне болеющие душой за истинное возрождение отечественного кино.

В настоящее время перед таджикскими кинематографистами стоят сложнейшие задачи. Одна из них – выявление новой духовной и экономической платформы, на которой будет строиться национальная школа киноискусства. Школа, которая сможет адекватно и художественно емко отразить истинное состояние национального духа, национального самосознания, образа жизни, многообразие и целостность национального характера. Школа, которой владеют американская, индийская, французская, иранская, российская кинематография; школа, которой владели в свое время итальянское и грузинское киноискусство. И хочется верить, что в недалеком будущем настанут благотворные времена, когда экран таджикского кино засветится великолепными красками жизни, сообщая зрителям о миролюбии, красоте и мудрости своей земли, своего народа.

Но  на сегодняшний день таджикские фильмы не такие как в советское время. День за днем выходят новые фильмы и думаю со временем и в Таджикистане будут достойные фильмы за которые мы сможем гордится. Удачи всем таджикским режисерам, актерам, актрисам и тем кто поддерживает отечественную индустрию кино!!! С уважением Амонуллозода Осаф. 

Развернуть

Если вам понравился этот фильм, не пропустите:

Комментарии к Филми точики Окибат | Kinoi tojiki Oqibat - Тоҷикфилм | Смотреть онлайн кино Оқибат:

Всего комментариев: 0
ComForm">
avatar